В Кыргызстане обсудили темы биологической безопасности и контроля эпидемиологической ситуации в ЦА

Оцените материал
(0 голосов)

23/02/2024

«Перспективы сотрудничества стран Центральной Азии в обеспечении биологической безопасности и контроле эпидемиологической ситуации» обсудили в Бишкеке. Организатором дискуссии выступил Центр экспертных инициатив «Ой Ордо» в партнерстве с Советом по устойчивому развитию в условиях изменения климата при спикере ЖК КР.

Эксперт по международным отношениям, заместитель секретаря Совета по устойчивому развитию в условиях изменения климата при спикере ЖК КР Байкадам Курамаев обратил внимание, что за последние несколько лет в масс-медиа стран СНГ вышло много достаточно критических материалов, касательно Центральной референс лаборатории (ЦРЛ) в г. Алматы и ситуации в биотехническом комплексе Казахстана в целом.

— Такие статьи публиковались, например, в связи с январскими событиями в Алмате. Выражались опасения, что биолаборатория могла быть подвергнута нападению, правда без каких либо конкретных фактов. Сейчас активно обсуждается тема биолаборатории уровня BSL4, которая появится в 80 км от границы с Кыргызстаном в поселке Гвардейском. Есть информация, что она строится совместно с США. Мы надеемся, что строительство таких лабораторий в соседней республике осуществляется под контролем казахстанских властей, и работать там будут местные специалисты. Отсутствие доступа национальных властей к лабораториям является серьезным препятствием к доверию их работе и доверительных отношений между странами ЦА, — сказал эксперт.

При этом он подчеркнул, что сейчас в мире фактически идет биологическая война: появляются вспышки сибирской язвы и чумы или всеми забытая детская болезнь корь, которая за короткий период унесла жизни около одной тысячи детей в Казахстане и Кыргызстане. При этом представители ВОЗ, вирусологи, микробиологи, бактериологи говорят о том, что человечество будет сталкиваться с еще более опасными инфекциями.

— Ситуация с пандемией показала, что для обеспечения санитарно-эпидемиологической безопасности странам ЦА необходимо иметь технические возможности для выявления особо опасных инфекций, включая новые экзотические и взращенные вирусы. Риски, как и в 2020 году быстрого распространения на трансграничном уровне опасных инфекций сохраняются, учитывая, что между странами региона сотни тысяч граждан в ежедневном режиме совершают взаимные поездки, — подчеркнул Б. Курамаев.

По его словам, для решения вопросов биобезопасности региона странам ЦА необходимо сплотиться и создать общую систему, которая регулировала бы вопросы размещения биолабораторий военного назначения между странами Центральной Азии путем консенсуса между национальными органами власти и служила бы основой доверия между народами. Он также добавил, что для Кыргызстана, где идет работа над принятием законопроекта по биобезопасности, важен опыт и сотрудничество с Казахстаном.



Как отметил заместитель директора Республиканского центра карантинных и особо опасных инфекций МЗ КР Нурболот Усенбаев, «Закон о биологической безопасности КР» сейчас находится в парламенте, где проходит процедуру рассмотрения. Пока же биологическую безопасность в республике регулируют ряд законов, согласно которым ратифицировано присоединение Кыргызстана к международным документам, таким как КБТО, Женевский протокол и т.д.

— Контроль опасных природно-чаговых и вновь возникающих инфекций — это приоритетное направление организаций здравоохранения страны. Мы разделяем биологические риски на четыре основные группы: инфекции и биокатастрофы, эпидемии и пандемии, а также биотерроризм и генно-инженерная деятельность. Т.е. потенциальными факторами угрозы биобезопасности в КР являются: угроза теракта, занос инфекции, природные очаги особо опасных инфекций на территории республики, а также сеть разрозненных микробиологических лабораторий, включающих медицинские и ветеринарные, где есть вопросы, касающиеся биозащиты, — поделился информацией спикер.

Он напомнил, что вопросы биобезопасности в мире стали актуализироваться примерно с 2003 года — после появления SARS — тяжелого острого респираторного синдрома, за которым последовали новые штаммы гриппа, вспышки лихорадок Денге и Чикунгунья, вируса зика, и в 2020 году — коронавируса COVID-19. Кроме того, для Кыргызстана одной из ключевых проблем является наличие природно-очаговых инфекций. В республике более 3 млн гектаров неблагополучной территории, где есть резервуары и переносчики заболеваний — клещи, комары, блохи и другие, что ставит перед страной необходимость проведения постоянного мониторинга и слежения за этой зоной.

— Санитарная охрана территории является частью региональных обязательств Кыргызстана по недопущению и предупреждению распространения особо опасных инфекций. Наша республика является участником координационных советов и комитетов по вопросам биобезопасности. Уже второй год мы принимаем участие в работе координационного совета стран ОДКБ, где есть определенные стратегические направления, в рамках которых мы также ведем свою деятельность, — рассказал Н. Усенбаев.

Он также обратил внимание, что на данный момент ведется работа над созданием кыргызско-российского научного центра по исследованиям эпидемиологии и инфекционных болезней.

— Вопрос уже решен, соглашение по его созданию ратифицировано. Сегодня мы уже работаем над положением Центра. Там будет лаборатория с высоким уровнем биобезопасности для персонала. Мы получим доступ к новым технологиям, т.е. усовершенствует свою работу по диагностике и идентификации возбудителей особо опасных инфекций, — добавил Н. Усенбаев.

В свою очередь его коллега из Казахстана — генеральный директор Национального научного центра особо опасных инфекций им. М. Айкимбаева МЗ РК Зауреш Жумадилова, рассказала о ситуации с обеспечением биологической безопасности в своей стране.

Система санитарно-эпидемиологического контроля в Республике Казахстан обеспечивается Министерством здравоохранения РК через Комитет санитарно-эпидемиологического контроля, который состоит из следующих подразделений: Национальный научный центр особо опасных инфекций имени М. Айкимбаева; противочумные станции; центры дезинфекции; Национальный центр экспертизы и его филиалы; 17 областных департаментов Комитета санитарно-эпидемиологического контроля; департамент комитета санэпидемконтроля на транспорте и 16 его территориальных отделенческих управления, а также санитарно-карантинные пункты на КПП через госграницу. Биобезопасность в Казахстане осуществляется на основании Закона РК от 21 мая 2022 года «О биологической безопасности Республики Казахстан». Его основная цель — создание правовых основ регулирования и государственного управления в сфере выявления, учета, контроля и анализа степени риска и внедрения единых критериев оценки рисков, связанных с негативным воздействием биологических факторов на жизнь и здоровье населения, животный и растительный мир.

— В статье 4 Закона обозначены 5 принципов обеспечения биологической безопасности, из которых я бы хотела выделить пятый принцип — приоритетность национальных интересов. Мы специально внесли этот пункт, потому что он нигде, как выяснилось, не был заложен. Т.е. в рамках международного сотрудничества не допускается принятие обязательств, не соответствующих национальным интересам, способных нанести ущерб государству или ведущих к утрате независимости Казахстана. Мы посчитали необходимым сделать акцент на этом вопросе, — подчеркнула спикер.

Она также обратила внимание, что отдельная глава в Законе посвящена международному сотрудничеству в сфере биобезопасности: «Мы также предусмотрели, что согласно Конвенции о биологическом и токсичном оружии (КБТО) каждая страна должна обозначить свою приверженность открытости и не направленности против других государств, мы эту норму заложили в своем законодательстве».

После З. Жумадилова ответила на ряд вопросов, возникших у участников с кыргызской стороны.

Она рассказала, что в республике имеются необходимые регламенты и механизмы реагирования, как на случай возникновения аварий в лабораториях, так и для внештатных ситуаций при ЧС, например, землетрясения или наводнения с потенциалом разрушения биологического объекта.

— У нас есть оценка рисков и возможные пути выхода из таких опасных ситуаций с учетом аспектов трансграничности. Важно отметить, что все патогены в нашей стране занесены в список товаров двойного назначения, соответственно их любое перемещение должно лицензироваться со стороны госорганов. Т.е. для получения лицензии заявляется назначение использования того или иного биологического материала, и в случае нарушения условий лицензии предусматриваются санкции вплоть до уголовного преследования, — пояснила З. Жумадилова.

Отвечая на вопрос задач биолаборатории уровня BSL4 в поселке Гвардейском Жамбылской области Казахстана, она сказала, что данный объект не входит в ее компетенцию, но отметила, что в связи с пандемией коронавируса COVID-19 в Казахстане встал вопрос о необходимости развивать сеть лабораторий, которые могли бы проводить исследования патогенов I группы — вирусов: «Это вопрос стратегическо плана, касающийся биобезопасности страны. Это перспективное направление, но в Казахстане оно пока не осуществляется. Это достаточно дорого».

По словам гендиректора ННЦООИ, строительство любой лаборатории осуществляется по предварительному проекту, который предусматривает меры по обеспечению безопасности.

— Поэтому если Казахстан когда-нибудь будет строить лабораторию такого уровня, то, скорее всего, она будет строиться даже не по национальным, а по международным стандартам, т.к. там будут проводиться более высокого порядка, соответственно, и уровень риска будет выше. Например, сейсмоустойчивость Центральной референс лаборатории третьего уровня безопасности в Алматы рассчитана на 9 баллов, т.е. с случай самого мощного землетрясения ЦРЛ выстоит. Поэтому я думаю, что если будет строиться лаборатория BSL4, будут предусмотрены все меры предосторожности. Во многих странах есть лаборатории такого уровня, но я думаю, что они не представляют угрозы для соседних государств, потому что в этом случае они бы угрожали в первую очередь той стране, где они располагаются. Поэтому строительство любого опасного объекта любой страной осуществляется с учетом всех рисков для биобезопасности, т.е. все эти риски минимизируются еще в процессе разработки проекта, — рассказала представитель Минздрава РК.

Она также отметила, что в СМИ циркулируют статьи о том, что в связи с военным конфликтом между Россией и Украиной более 30 биолабораторий с украинской территории планируется переместить на территорию Казахстана.

— Я хочу вас заверить, что в Казахстане нет никаких американских биолабораторий. Все наши лаборатории казахстанские. Они достаточно открытые, т.е. их можно посетить. Другой вопрос, что необходимо пройти определенные процедуры аккредитации через уполномоченный орган по обеспечению биобезопасности РК – это Минздрав Казахстана, который контролирует всю сеть таких лабораторий в стране. Мы не можем допустить, чтобы иностранные граждане свободно ходили но нашим научно-исследовательским объектам. В нашем институте, как и в других лабораториях, работают только казахстанские специалисты. Мы об этом не один раз говорили, но эти вопросы поднимаются вновь и вновь. Я думаю, что это связано с тем, что некоторые блогеры хотят хайпа, запуская такие информационные «утки», — добавила З. Жумадилова.

В свою очередь глава ОФ «Green Energy» Анара Султангазиева отметила, что в выступлении представителя официальных структур Казахстана не услышала ответа на вопрос, зачем Казахстану целая сеть биолабораторий.

— Можно же иметь одну лабораторию, которая исследовала бы различные штаммы, присущие той территории, где мы находимся. Я понимаю, что надо исследовать те или иные патогены, особо опасные инфекции и т.д. В вязи с глобальным потеплением начали таять арктические ледники, и наружу выбрались 32 вируса, из которых современной науке известны только четыре. Сейчас много говорят про искусственный интеллект, почему бы его не настроить на то, чтобы он исследовал различные штаммы и вирусы, разрабатывая при этом к ним антидоты. Я пришла к выводу, что мы — жители планеты Земля — сами себя уничтожим раньше, чем наступят необратимые изменения климата, если у нас будет такое количество биолабораторий. Потому что никто не может дать гарантии, что эти объекты действительно устоят и не подвергнут тотальному заражению людей, в случае каких-то природных катаклизмов, как и гарантии, что инфекции, которые в них изучаются, не будут использоваться как биологическое оружие, — подчеркнула специалист.

Отчасти ответом на ее вопросы стало выступление кандидата медицинских наук системного аналитика Бактыбека Саипбаева, который пояснил, что любая медицинская лаборатория, где проводятся клинические анализы или противочумные станции, где изучается вирус чумы, — это, по сути, те же биолаборатории.

— Несколько месяцев назад на границе Монголии и России был обнаружен вирус бубонной чумы у сурка. Для сурков не существует государственных границ, они перемещаются, перенося на себе блох, которые и являются переносчиками чумы. С сурков блохи попадают на волков и лисиц, с них на городских собак и кошек, а потом инфекция переходит и на человека. Поэтому нужен непрерывный мониторинг и контроль эпидемиологической ситуации, что требует наличия микробиологических лабораторий. Даже на Кыргызстан, не говоря уже про Казахстан с территорией два с лишним миллиона кв. км одной такой лаборатории не достаточно. Их должно быть, как можно больше, чтобы они изучали ситуацию, взаимодействовали, делились друг с другой информацией, — отметил спикер.

При этом он отметил, что опасения общественности по поводу биолабораторий связаны с тем, что любая из них может оказаться лабораторией двойного назначения.

— Нам нужно больше хороших и разных биолабораторий, но чтобы их не контролировали американские военные, потому что наши инфекции, действительно, можно обработать, сделать их более патогенными и запустить с сурками, блохами и птицами, а потом ищи, откуда это все пошло. Кстати, сейчас предупреждают, что нас ждет новая пандемия с еще большей летальностью. Мы сейчас только гадаем, что за вирус запустят — новый штамм гриппа или оспу обезьян. Вместо этого нам надо готовиться, поэтому я с нетерпением жду, когда запустят совместную кыргызско-российскую лабораторию, которая будет подконтрольна правительству, Минздраву, врачам-вирусологам, ученым и т.д. Главное, чтобы там не сидели военные-микробиологи из Пентагона, поскольку это военное ведомство, и цели у него соответствующие, — сказал аналитик.

Вместе с тем, он выразил одобрение по поводу того, что Казахстан не планирует размещать на своей территории биолаборатории с Украины.

— Коллега из Казахстана сказала, что у них нет американских лабораторий, и слава богу, учитывая, что среди украинского населения, особенно среди военнослужащих, было зарегистрировано множество случаев атипичных инфекционных заболеваний, что связывают именно с военно-биологическими изысканиями США на территории страны, а иначе как украинцы умудряются заболеть не характерными для их региона болезнями, например, лихорадкой Западного Нила или лихорадкой Денге? Такие случаи происходят все чаще и в наших странах, поэтому на этот счет мы всегда должны иметь настороженность, тем более после того, как мы пережили коронавирус, — добавил Б. Саипбаев.



Как отметил директор Центра экспертных инициатив «Ой Ордо» Игорь Шестаков, за последние два года, на площадке ЦЭИ тема биобезопасности была одной из ключевых.

— В сотрудничестве с правительственными структурами и Жогорку Кенешем мы участвовали в продвижении первого для Кыргызстана законопроекта по биобезопасности. Прежде всего, это было связано с тем, что после пандемии тема биобезопасности приобрела особо актуальный характер, став не только предметом для обсуждения со стороны госорганов, но, и вызывав большой общественный интерес. Я надеюсь, что наша сегодняшняя дискуссия с участием представителей профильных структур Казахстана, которым мы выражаем признательность за участие в круглом столе, станет новым шагом в налаживании сотрудничества, а также в продолжении конструктивного диалога между экспертами, специалистами в сфере здравоохранения, профильными комитетами парламентов, целью которого будет решение задач в обеспечении биобезопасности на региональном уровне, — отметил спикер.

Он подчеркнул, что вызовы для здоровья граждан стран ЦА после пандемии не только никуда не исчезли, их стало еще больше, в связи с чем возрастает и актуальность данной повестки.

— Сегодня на круглом столе очень часто звучало, что необходима консолидация. В этой связи, одной из рекомендаций по итогам форума может стать создание Координационной рабочей группы Кыргызстана и Казахстана с участием представителей госорганов, парламентских структур, таких как Совет по устойчивому развитию при спикере ЖК и их коллег в парламенте Казахстана и т.д. Такая структура позволила бы на регулярной основе обсуждать острые вопросы, которые связаны с биоугрозами, а в ней присутствуют не только темы смертельных вирусов, но и элементы информационных войн. Поэтому данная структура могла оказывать содействие и в формировании медийной повестки по биобезопасности между нашими странами, — добавил И. Шестаков.

На неэффективность существующих механизмов международного контроля в области биобезопасности обратил внимание первый секретарь посольства России в КР Артём Романов. Он напомнил, что Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО) существует уже более полувека, однако вопросы по поводу военно-биологической деятельности и контроля отдельных стран возникают до сих пор.
На момент принятия документа это был значительный шаг вперед в деле продвижения процесса всеобщего полного разоружения и предотвращения использования биологических агентов в системе вооружения. Но проблема в том, что в рамках КБТО отсутствует механизм, который мог бы обязать страны делиться сведениями о военно-биологической деятельности.

— Позиция России заключается в том, что требуется консолидированные усилия мирового сообщества по укреплению режима КБТО. Эффективность документа значительно повысилась бы в случае принятия универсального этически обязывающего протокола с соответствующим инструментом проверки, касающегося всех статей Конвенции. К сожалению, разработку такого инструмента, который позволил бы обеспечить бы надежное исполнение КБТО, предотвратил бы ее нарушение и установил бы международный контроль, с 2001 года блокируют именно США. В этой связи не только у России, но и у Китая, и у других стран возникает вопрос, почему Вашингтон оказывает сопротивление созданию такого механизма, — отметил дипломат.

При этом он подчеркнул, что Россия намерена продолжать активные шаги по укреплению КБТО в рамках Обзорной конференции.

— Есть ряд инициатив, которые выдвигает российская делегация, например, по созданию мобильных медико-биологических отрядов, учреждению научно-консультативного комитета и совершенствованию мер доверия в рамках Конвенции путем предоставления ее участниками информации о военно-биологической деятельности за пределами национальной территории. Также инициируется создание механизмов расследования случаев предполагаемых нарушений обязательств в рамках КБТО. Т.е. нам представляется, и не знаю, кто с этим может поспорить, что с принятием такого механизма много вопросов бы действительно отпало, — добавил А. Романов.

В свою очередь главный научный сотрудник Центра глобальных исследований и международных отношений ИАМП Дипакадемии МИД РФ Вадим Козюлин акцентировал внимание на серьезных угрозах биобезопасности, связанных с развитием искусственного интеллекта.

— Сегодня серьезные угрозы в сфере биологической безопасности эксперты связывают с использованием, так называемых, Language models — больших языковых моделей в сфере биоинженерии и биоинформатики. AIX bio — обозначение облачных биоинженерных лабораторий, где с помощью искусственного интеллекта сегодня можно сделать то, что раньше производили в специальных лабораториях с помощью пробирок и реагентов путем проведения опытов и ожидания физических реакций. Т.е. виртуальные опыты, могут давать вполне реальный результат, — поделился информацией спикер.

Он пояснил, что языковые модели позволяют извлекать чувствительную информацию, а облачные модели — моделировать создание опасных продуктов в онлайн-режиме без проведения длительных исследований и экспериментов. Например, на Международной конференции был представлен такой факт: в результате одного эксперимента ИИ за 6 часов изобрёл 40 тыс. ядовитых для человека соединений, включая нервнопаралитический газ VX.

В этой связи В. Козюлин привел слова бывшей замминистра обороны США Мишель Флурнуа: «Химики предупреждают, что искусственный интеллект может синтезировать химическое оружие, а биологи выразили обеспокоенность тем, что он может быть использован для разработки новых патогенов или биооружия. Риски настолько серьезные, что даже лидеры индустрии ИИ выразили тревогу».

— В мае 2023 года руководители практически всех крупных лабораторий ИИ в США подписали коллективное письмо с предупреждением о том, что их изобретения могут представлять угрозу существованию человечества, — напомнил спикер. — Этот факт заслуживает особого внимания, необходимо учитывать эти риски и предотвращать использование биолабораторий на базе ИИ. Особенно с учетом глобального распространения американских биотехнологий проблема может приобрести глобальный характер и стать реальной угрозой для всех государств в мире.

Говоря о превентивных мерах в плане предупреждения использования потенциала ИИ в немирных целях, он озвучил ряд шагов, которые необходимо предпринять уже сейчас.

— Необходимо, налаживать международное сотрудничество и взаимодействие для укрепления глобальной безопасности, в том числе, при использовании этих больших языковых моделей в области здравоохранения. Развитие межакадемического партнерства, обмен информацией о потенциальных биологических рисках между профильными организациями. Обращаю внимание, что межакадемическое партнерство требуется не только для биологов или государственных служб, необходимо подключить и информационных специалистов, которые понимают, как эти механизмы работают, и где могут происходить утечки, откуда берётся информация, как она обрабатывается, и как впоследствии может использоваться. Также необходимо реализовывать образовательные о потенциальных биологических рисках проекты для специалистов, работающих в этом направлении. Имея определенное стремление добиться каких-то новых результатов, они редко задумываются о тех проблемах, которые может создать для человечества то, что они производят, — пояснил Вадим Козюлин.

Кроме того, по его словам, нужно устанавливать общепринятые руководящие принципы для международной практики биобезопасности, разрабатывать более строгие международные кодексы поведения и требовать определённого государственного контроля за высоко рискованными исследованиями. Необходимо установить стандарты тестирования для новых моделей. И конечно же нужны специалисты, которые будут это контролировать.

— Эти языковые модели стремительно ворвались в жизнь человечества, мы о них узнали в конце 2022 года. И сегодня взрывным образом происходит возникновение новых программ. Разработчики конкурируют друг с другом, потому что эта сфера как возникновение нового интернета. Все видят его перспективу, и не остается времени, чтобы осмыслить, что мы делаем в этой области. Риски очевидны, но и как с ними бороться пока не известно. Они находят применение в производственной, научной, творческой и военно-политической сфере. Поэтому необходимо уделять этой теме особое внимание. Россия, Кыргызстан, Казахстан и другие государства СНГ имеют возможность стать идеологами и вдохновителями международного регулирования этой взрывоопасной технологии, — закючил эксперт.




Автор: Ирина Гасникова
Источник: ЦЭИ «Ой Ордо»

Делегация из Кыргызстана посетила Центральную референтную лабораторию в г. Алматы
Делегация из Кыргызстана посетила Центральную референтную лабораторию в г. Алматы…
Президент вручил государственный флаг сборной команде, участвующей в ХХХІІІ летних Олимпийских играх
Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров сегодня, 21 июля, встретился со…
Железная дорога — как новый путь жизни
«Осуществление великого начинается с малого», — говорится в народе. Пошаговые…
Григор Григорян: АКШнын биомедициналык ишмердүүлүгү дүйнөлүк масштабда коркунуч жаратат(интервью уландысы)
Адамзатка биологиялык коркунуч түздөн-түз биологиялык куралды колдонуу менен байланыштуу. Акыркы…